Гадский Гаденыш
С широко закрытыми глазами...
Сегодня я осознаю, что существует состояние любви и процесс любви. То самое состояние, описанию которого посвящены многочисленные тома книг, и тот самый процесс, разгадка которого пока не случилась и вряд ли случится когда-нибудь до конца.

Что мы хотим, когда любим? Мы хотим именно состояния души. Чувствовать “люблю” и получать в ответ “и я тебя”. Мы вместе плаваем в чуде принятия, омывая свои души приятными чувствами. Вновь и вновь прикасаясь к любимому, узнавая его и радуясь ему, радуясь за себя. Мы не хотим терять это радостное чувство. Мы не хотим расставаться. Терять. И только, казалось бы, внешние обстоятельства отрывают нас друг от друга, заставляют разлучаться. И тогда мы, уходя по своим делам, надеемся и ждем встречи вновь. Мечтаем о ней, предвкушаем. Многим наверняка знакомо такое переживание яркой влюбленности, когда образ любимого человека вытесняет все прочее и даже насущное. Сопровождает повсюду и согревает, ухитряясь быть, присутствовать во всем, чем бы не приходилось заниматься.

Куда же это волшебство исчезает потом? Куда исчезает движущая сила любви? В какой будничности пропадает первоначальный трепет? Почему пропадает энергия любви?

Ответ, на мой вкус, в том, что мы совершенно не хотим встречаться с трудностями процесса, в котором потери будут неизбежны. А трудности процесса тем не менее способны помочь в… любви. Если любовь не законченное состояние, а гибкое и изменчивое, преобразующееся, нам придется меняться, чтобы оно продолжалось. Чтобы любовный процесс шел, мы должны куда-то двигаться, перемещаться в отношениях друг к другу и по отношению друг к другу.

Но как же мы не любим перемен! Даже в слове “измена” есть этот отголосок перемен. И это понятное чувство – нежелание рисковать, находиться в безопасности. Но если в наших руках и в нашей ответственности создание безопасности для себя, фокус проблемы перемещается из ожиданий от партнера и его неизменчивости к своим действиям. К возможности действовать так, чтобы суметь приспособиться (адаптироваться) к меняющейся ситуации любви. Принять меняющееся состояние, когда любовь то больше и ярче, то меньше и тише.

Отдаваться процессу, не думая – что дальше. Что будет? Как?

Наверно это тревожит, пугает. Но себя можно поддержать любопытством к тому, что будет. Какими мы станем.

Что может помочь еще? Доверие естественному процессу. Вера в то, что отойдя, человек захочет подойти вновь. И желание видеть его не совсем прежним, а немного другим. Желание узнавать его новым. И себя узнавать новым в контакте с ним. В идеале – узнавать друг друга любыми и принимать друг друга разными.

Я нахожу, что процесс любви очень похож на естественный процесс жизни. Жизни со всеми ее аспектами. И грустными, требующими смирения, такими как старение физическое, такими как угасание желания сексуальной близости. И радостными, связанными с душевными приобретениями и даже воскрешениями.

Любовь угасая, умирая, и возрождаясь вновь, раскрывает для нас великую магию жизни, описанную в том или ином виде в любой религии мира. За умиранием следует возрождение, и потому жизнь и любовь существуют вечно. Теряя любовь, мы прикасаемся к вечности. Теряя любовь, мы остаемся с собой. И мы можем обретать ценный дар посвящения себя в иное состояние души.

Текст полностью www.priem.su/2009/02/20/o-lyubvi/

@темы: ссылки - посылки, ничего личного, любовь - сука разная